Добыча нефти из колодца

Азербайджанская нефть

Нефтяные колодцы в Сураханы

kolon-v

На Апшеронском полуострове близ города Баку расположен посёлок Сураханы, издавна вызывающий к себе огромный интерес многих зарубежных путешественников, учёных и исследователей.

Богатый нефтяными и газовыми залежами Сураханы ещё несколько веков назад был известен далеко за пределами Азербайджана от Европы до Индии, пользуясь славой края «чудесных» явлений – пылающих огней, вырывающихся из-под земли и уникальной белой нефти.

Добыча нефти из колодца

Один из колодцев в Сураханы

Сюда прибывали многие всемирно известные учёные, путешественники и писатели, воочию наблюдавшие эти явления и подробно описавшие их. Так, в камеральном описании бакинских          селений, расположенных на Апшеронском полуострове, от 1832г. имеется такая запись о Сураханы: «При сём селении находится огнедышащее место, куда прибывают индийцы на поклонение и проживают по несколько лет… равно находятся колодцы с белой нефтью».

Следует   подчеркнуть, что историки располагают множеством документов с описанием нефтяных колодцев, находящихся на Апшероне и, в частности, в Сураханы, но некоторые из них заслуживают особого внимания. Так, например,  очень интересно описывает колодцы побывавший здесь в 1636 году немецкий дипломат и путешественник Адам Эльшлегер, более известный под псевдонимом Олеарий. Он пишет: «Это разнообразные ямы числом до 30-ти, расположенные почти все на расстоянии одного выстрела из ружья, из них сильным ключом бьёт нефть.

Добыча нефти в Сураханы

Добыча нефти в Сураханы

Среди них было 3 главных колодца, к которым нужно было спускаться в глубину на две сажени, ради чего было поставлено несколько поперечных балок, которыми можно было пользоваться в качестве лестницы… Здесь можно вычерпывать и бурую, и белую нефть, но первой больше, чем второй».
Это подтверждает и один из директоров англо-русской торговой компании Джонас Хануей, посетивший Баку через 100 лет после Олсарпя. В своей книге «Историческое описание британской торговли на Каспийском море» (1744) он пишет, что бакинцы уже давно пользовались газом для приготовления пищи, кипячения воды и обжига извести и кирпича, а сураханская белая нефть, являясь величайшей редкостью, вывозилась в различные страны. По его утверждению её также использовали в качестве лекарства от каменной болезни в груди, при судорогах и других болезнях.
Любопытное и подробное описание сураханских колодцев находим у Эльнарда Кемпфера, секретаря посольства Швеции в Персии, пребывавшего в Баку 6-8 января 1683 г., в его книге «Семь чудес Бакинского полуострова», где он пишет: «В тысяче шагах на северо-запад от вечных огней (Атешгях -прим.авт.) находится другая замечательная вещь, а именно источники белой нефти, но в таком глухом месте, что никто не предположил бы их существования здесь, не зная заранее…

Нефтяной фонтан из скважины

Нефтяной фонтан из скважины

В двух часах пути на запад от месторождения белой нефти находится замечательный пункт, производящий чёрную нефть грязного, почти чёрного цвета. Для добычи нефти вырыто множество узких вертикальных колодцев, приток нефти в некоторых из них обильный и постоянный…

Плотная глинистая почва позволяет углубиться до желаемого горизонта без всякого крепления стен, не подвергая землекопов опасности. Извлечение нефти из колодцев производится вёдрами ручным способом или небольшими воротами. Подъём посредством особого механизма, приводимого в движение двумя лошадьми, работающими в кругу попеременно накоротке. За исключением нескольких часов ночи работа здесь не прекращается. Перевозка нефти производится в бурдюках на четырёхколёсных телегах в города Шемаха и Баку, из первого пункта она отправляется на верблюдах внутрь страны, а из второго -морем в Гирконию, Узбекскую и Черкасскую области и Дагестан» («Бакинские известия», 1883 г., № 5-7).

Керосиновый завод В. Кокорева в Сураханы близ храма Атешгях

Керосиновый завод В. Кокорева в Сураханы близ храма Атешгях

Среди множества документов, свидетельствующих о добыче уникальной белой нефти в Сураханы, следует также отметить достоверное описание колодцев, сделанное Э. Эйхвальдом (1795-1876), посетившим Баку в 1825 г. во время своего путешествия по Кавказу и Каспийскому морю в 1825 — 27 г.г., где он изучал флору, фауну и геологию этих мест. В частности, Э. Эйхвальд во всех подробностях описывает колодцы с ценной белой нефтью в своём сочинении «Reise auf dem Caspishen Meere und Caucasus». Он пишет: «Колодцы белой нефти находятся на северо-западе от деревни Сураханы, приблизительно на расстоянии 1,5 версты от неё. Для добычи нефти устроены 16 колодцев, с выложенными камнем стенками. Для того, чтобы нефть и вода лучше могли в них собираться, внутри они уложены широкими, вверху, напротив, узкими, более фута в диаметре. Они прикрыты плотно прилегающими покрышками, чтобы нефть не могла испариться… Медленный приток этой нефти указывает, что здесь происходит возгонка чёрной нефти, которая осаждается на новом месте. Во многих колодцах собирается белая нефть с массою воды, каждый колодец даёт её неопределённое количество, более летом, менее зимой, более при хорошей погоде, менее при      ненастье. Так, колодец Мустафы, глубиной 3 сажени и 6 футов, даёт летом до 3-х пудов нефти за   10 дней, а в холодное время 1 пуд и 10 фунтов. Вычерпываемая маленькими бурдюками белая нефть отравляется в Баку для хранения в амбарах. Цвет её всё же не совсем белый, а переходит часто в желтоватый. Чем дольше стоит на воздухе, тем больше становится желтою и бурою».

Сбор вытекающей из скважины нефти

Сбор вытекающей из скважины нефти

В 1858г. великий французский писатель Александр Дюма-отец, посетивший Баку во время своего путешествия на Кавказ, так описал сураханские колодцы: «Самый глубокий около 60 футов глубины, него некогда черпали ‘. Вода была солоновата, вдруг исчез л а. Бросил и туда зажжённую паклю, чтобы узнать, что случилось. Колодец тотчас воспламенел, и с тех пор не гаснет. Этот огонь поддерживается нефтью, т.е. горно-каменным маслом, удобовоспламеняющимся, лёгким и прозрачным». Далее Дюма пишет:»… Во многих пунктах Земного шара существует нефть, но в самом большом изобилии она обнаруживается в Баку и его окрестностях

всему берегу Каспийского моря вырыты колодцы глубина которых от 3 до 20 метров сквозь глинистый рухляк, напитанный нефтью, отделяете чёрная и белая нефть. Извлекается почти 100 тыс. центнеров в год. Эту нефть отправляют Персию, Тбилиси и Астрахань.

До 1806 г империя Бакинское владениям, нефтяным колодцами в Баку владел ханы, получавшие огромные доходы с продажи   нефти. К примеру, ежегодный доход хана Гусейна составлял 40000 рублей с продажи 200000 пудов нефти.

Установка оборудования для нефтяной скважины

Установка оборудования для нефтяной скважины

Надо отметить, что в то время основным импортёром Бакинской нефти была Персия.

Непреложным фактом является то, что богатый своими запасами нефти Баку во все времена являлся объектом особого внимания деловых людей и нефтяных компаний во всём мире, которые неуклонно стремились обосноваться здесь и извлекать огромные доходы.

В своё время Уинстон Черчилль, подчёркивая огромное значение нефти и высоко оценивая Баку с его богатыми запасами этого энергоносителя, заслуженно названного «чёрным золотом», образно и выразительно сказал: «Если нефть – королева Баку, то Баку её трон.

 

Керосиновый завод В. Кокорева

Керосиновые заводы

Керосиновые заводы

После присоединения Российской империей Азербайджана к своим владениям сюда начал проникать российский капитал. В частности, в 1857 г в Баку было создано «Закаспийское торговое товарищество», ставшее впоследствии основной российской акционерной нефтяной компанией. Успешная деятельность этой компании сыграла огромную роль в развитии нефтяной промышленности, став его важнейшим этапом, т.е. переходом от мануфактурной стадии к машинному производству. Большую роль в этом сыграл известный российский промышленник Василий Кокорев. Учредителями «Закаспийского торгового товарищества» были сам В, Кокорев, барон Торнау, действительный статский советник Николай Новосельский, купцы Иван Мамонтов и Пётр Медынцев. Несколько позднее к ним присоединился известный предприниматель Пётр Губонин, также широко известный как удачливый железнодорожный подрядчик.

На первом этапе своей деятельности Товарищество приобрело 12 десятин земли в Сураханы близ Баку. Первоначальным замыслом учредителей являлось строительство завода по производству осветительного материала фотогена из кира (минеральной породы, пропитанной выветрившейся нефтью).

Проект этого завода был разработан профессором Мюнхенского университета, иностранным членом-корреспондентом

Один из цехов завода Кокорева

Нефтяной цех

Петербургской академии наук Юстусом Либихом (1803 1873), с помощью которого Товарищество приобрело в Германии необходимое оборудование: чугунные реторты, предназначенные для сухой перегонки кира, и шарообразные котлы ёмкостью по 100 пудов для вторичной перегонки дистиллята. Монтажные работы производились под руководством немецкого химика Э. Мольдегауэра. Однако вскоре после пуска завода оказалось, что немецкая технология перегонки кира, содержащего всего до 20% осветительных масел, обеспечивает выход весьма незначительных объёмов готового продукта. Следовательно, необходимо было принять срочные меры.

Связавшись со знакомым академиком Михаилом Погодиным, преподававшим длительное время в Московском университете, В. Кокорев узнал о работах магистра фармацевтики этого университета Вильяма Эйхлера в области исследования нефти и в 1860 г. пригласил его на Сураханский завод для «оказания консультаций».

Идеи В. Эйхлера отказаться от перегонки кира и перейти непосредственно на переработку сырой нефти, соответственно изменив технологический процесс и производственное оборудование, убедили В.Кокорева, и он принял его предложение. Вскоре на заводе немецкие чугунные реторты были заменены 17-ю железными кубами, работавшими периодически, причём 12 из них были ёмкостью по 300 пудов, а 5 — по 80 пудов, а вместо шарообразных паровых котлов были установлены цилиндрические, что обеспечивало более равномерный нагрев нефти. В качестве топлива на заводе начали использовать природный газ, выходы которого в количестве имелись на территории храма «Атешгях».

Нефтяные промыслы

Нефтяные промыслы

Впервые в технологический процесс получения керосинового дистиллята была внедрена его очистка щелочным раствором. В результате этих существенных преобразований объёмы готового продукта после перегонки нефти, добываемой из балаханских колодцев, выросли с 15% до 25 — 30%. Новому осветительному материалу дали название «фотонафтиль», что в поэтическом переводе на русский язык означает «свет нефти».

Однако несмотря на принятые меры и рост объёмов производства, результаты всё-таки не могли удовлетворить учредителей, так как всё ещё не удавалось вывести завод на уровень рентабельности, да и качество осветительного лучшего, и поэтому нужен был новый подход к решению вопроса. И В. Кокорев решил обратиться к приват-доценту Петербургского университета Дмитрию Менделееву. Впоследствии великий учёный так вспоминал о своём первом нефтяном опыте: «В 1063 году И В. Кокорев пригласил меня, тогда служащего доцентом в Санкт-Петербургском университете, съездить в Баку, осмотреть всё дело и решить, как можно сделать дело выгодным, если нельзя, то закрыть завод. Тогда я в августе 1863 г. и был первый раз в Баку». Молодой ученый выехал из Санкт-Петербурга 20 августа 1863 г. и в начале сентября прибыл в Баку.

Вспоминая о знакомстве с городом и посещении завода В. Кокорева Д.Менделеев писал: «Завод свой Кокорев устроил в

Один из цехов завода Кокорева

Один из цехов завода Кокорева

Сураханах (вёрст 17 от Баку), как раз рядом (бок о бок) с древним общественным храмом огнепоклонников, чтобы воспользоваться естественным выходом горючего газа от земли и применить его для нагревания перегонных реторт». Д. Менделеев провёл на Апшеронском полуострове всего лишь три недели, но именно они стали поистине решающими для развития нефтяной промышленности.

Позже учёный весьма лаконично подвёл итог своей работы на Апшеронском полуострове; «Часть этих предложений вместе с г-ном Эйхлером была тотчас осуществлена, что и послужило тому, что    Сураханский завод стал давать доход, несмотря на то, что цены керосина стали падать».

Во время пребывания Д. Менделеева на Апшероне им было выдвинуто множество идей и предложений, среди которых особо следует отметить предложение о замене рытья нефтяных колодцев вручную бурением скважин, что незамедлительно было одобрено В. Кокоревым.

В 1862 г. «Закаспийское торговое товарищество» приняло решение об участии в работе Третьей всемирной выставки в

Нефтяные пруды на промыслах

Нефтяные пруды на промыслах

Лондоне. На выставку были направлены образцы продукции Сураханского завода. Жюри выставки присудило ей серебряную медаль. Наряду с фотонафтилем были представлены и другие нефтепродукты, как-то: петроген, нефтагиль (нефтяной горючий продукт твёрдости воска), нефтяная сажа, парафин. Надо сказать, что к 1869 г. в Сураханы действовали уже два нефтеперегонных завода по выработке керосина, а в 1891 году В. Кокорев пробурил здесь первую газовую скважину с целью добычи газа для нужд этих заводов.

Примечательно, что в 1859 г. был построен первый нефтеперегонный завод, а 1863 г.   -   первый   в   мире керосиновый завод.

Неуклонное стремление учредителей к большему увеличению объёмов производства и совершенствованию технологий, что требовало дополнительных капиталовложений, привело их к идеи расширения Товарищества и созданию более крупной компании с привлечением акционеров. Так было создано «Бакинское нефтяное общество».

Бакинское нефтяное общество.

18-е (30) января 1874 г. является знаменательной датой и занимает в истории нефтепереработки в Баку особое место. В этот день императором Александром II был утверждён устав Бакинского нефтяного общества (БНО) первой акционерной компании в российской нефтяной промышленности. Учредителям БНО были статский советник Пётр Губонин и коммерческий советник Василий Кокорев упоминавшийся в предыдущее главе.

Нефтяной фонтан

Нефтяной фонтан

В   первом параграфе устава была обозначена цель учреждения Общества, которая заключалась в следующем: «Для добывания нефти нефтагиля, выделки из иных осветительных и других продуктов и торговли ими, учреждается акционерное общество под названием «Бакинское нефтяное общество» …

Во втором параграфе конкретизированы материальные активы общества: «В собственность общества переходят на конном основании некоторые 1к лично принадлежащие коммерции советнику Кокореву, так и принадлежавшие ему сообща со статским советником Губониным заводы, земли, суда, нефтяные колодцы, подвалы и склады по общему владельцев с Обществом соглашению по описи, имеющей быть предъявленной в первом общем собрании акционеров».

Основной капитал был определён в сумме 7 млн. 500 тыс.рублей и обеспечивался выпуском 30-ти тысяч акций номиналом в 250 рублей каждая. В уставе особо было особо подчёркнуто следующее положение «…    к   Обществу переходит предоставленное Кокореву как керосинозаводчику в разное время право употребления на изделиях и вывесках изображения медалей и государственного герба».

Однако уже в начале реализации акций учредители столкнулись с серьёзными затруднениями. Дело в том, что, стремясь привлечь новых сторонников, В.Кокорев и П.Губонин проводили численные переговоры, где перед будущими акционерами обосновывали преимущества концентрации капитала для успешного ведения добычи нефти, производства и реализации нефтепродуктов. Но, тем не менее, настороженное отношение акционеров к новому пониманию вопроса со стороны делового сообщества им не удалось изменить.

Бакинский пароход в Каспийском море

Бакинский пароход в Каспийском море

В результате этого на общем собрании акционеров, состоявшемся 22 апреля 1874 г., было принято решение о снижении суммы акционерного капитала до 2 млн. 500 тыс. рублей с выпуском 20 тысяч акций номиналом в 125 рублей каждая.

В первый операционный год на сураханском заводе было выработано 105 тыс.625,3 пуда керосина на сумму 111 тыс .711,5 рублей. Однако объём нефтедобычи уже существенно превышал собственные перерабатывающие мощности, и правление БНО взяло в аренду ещё один нефтеперерабатывающий завод, на котором было произведено 191тыс.674,1 пуда керосина на сумму 233 тыс. 764,1 рублей.

В 1876 г. известный русский учёный, профессор горного института Конон Лисенко, посетив           нефтеперегонный завод в Сураханы, отметил: «На Сураханском заводе «Бакинского нефтяного общества» имеется 25 кубов, ёмкостью от 620 до 660 вёдер и 5 кубов, ёмкостью 208 вёдер… При заводе имеются обширные бондарная, слесарная и кузнечная мастерские. «Бакинское нефтяное общество» имеет кроме того бондарный завод около самого Баку и может производить до 40 тыс. бочек в год. Остальные здания представляют собой либо магазины, склады, либо жилые помещения для служащих. Площадь завода ограждена каменной стеной, к которой с северной    стороны прилегает храм Атешгях. Вообще главную силу Сураханского завода «Бакинского нефтяного общества» составляют, кроме хороших качеств его керосина, обширные бондарные, а также вспомогательные мастерские, на рациональное содержание которых я обращаю внимание крупных нефтезаводчиков». Далее он особо подчеркнул: «Для успеха нефтяной техники, конечно, особенно необходимо, чтобы заведование фабриками поручалось образованным и сведущим техникам. До сих пор это можно найти только на заводе «Бакинского нефтяного общества».

Чёткая налаженность нефтеперегонного производства на Сураханском заводе неизменно привлекала внимание многих учёных и инженеров. Так, в 1875 г. известный специалист в       области переработки нефти, инженер-технолог Александр Летний писал: «… завод «Закаспийского торгового товарищества», ныне    «Бакинского нефтяного общества»   можно   принять   за образцовый как по качеству выработки, так и по качеству фабриката…».

Сектор сбыта Общества включал в себя Бакинскую ко и гору, 11 агентств и 4 комиссионерства. Агентства и всё их имущество – здания и складские помещения располагались в Москве, Саратове, Самаре, Царицыне, Казани, Симбирске, Сарапуле, Перми,  Нижнем Новгороде, Ярославле   и   Астрахани. Комиссионерства   БНО действовали в Рыбинске, Пензе, Вологде и Вятке.

Только в Москве БНО было построено 6 складов на арендованной земле площадью 2 дес.700 кв. сажень и общей вместимостью 3500 бочек. Помимо этого, Московское агентство имело свой магазин, весьма популярный среди москвичей, для розничной торговли нефтепродуктами.

Несомненно, одним из важных этапов развития Общества стала организация на Сураханском заводе нового производства.

По инициативе управляющего горного инженера А.С. Дорошенко была спроектирована и открыта новая технологическая линия для производства смазочных масел из отходов нефтепереработки (например, мазута), которые раньше неоправданно считались «отбросами» и без всякого использования сжигались.

Процесс производства заключался в следующем: мазут нагревался до температуры 300° С, далее через него пропускали перегретый водяной пар, который увлекал нефтепродуктов, и внедрения современного оборудования и новых технологических решений.

Так, 17 февраля 1879 г. был пущен в эксплуатацию спроектированный инженерами Общества керосинопровод от Сураханского завода до пристани Зых.

Кроме того, для экспорта нефтепродуктов морским путём по заказу БНО в Швеции на судоверфи «CrichtonYard» был построен танкер «Сураханы» стоимостью 75 тыс. долларов и вместимостью более 5 тыс. тонн. Всё это существенно сказалось на повышении эффективности деятельности БНО.

Что касается Сураханского завода, то он неуклонно увеличивал объёмы производства нефтепродуктов, и в 1881 году на заводе было произведено 883,1 тыс. пудов керосина и 599,9 тыс. пудов смазочных масел и бензина.

Упомянув об экспорте, нельзя не отметить очень интересный и примечательный факт. Известно, что историки располагают неопровержимыми доказательствами того, что история экспорта нефти с Апшеронского полуострова, где расположен Баку, насчитывает как минимум 2500 лет; нефть экспортировалась в Иран, Ирак, Индию и другие страны.

Об этом свидетельствуют такие известные историки и путешественники, как Приск Понтийский (V в.), Абу Исхак Истахри (VIIв.), Мусади (X в.) Марко Поло (XIII в.) и Олеарий (XVII в.)

 Шамси Асадуллаев и братья Нобели.

Склад одного из заводов братьев Нобелей

Склад одного из заводов братьев Нобелей

В период развития нефтяной промышленности в Азербайджане в Баку было немало нефтяных магнатов, владевших нефтяными промыслами, заводами, фабриками и др.

Это было время нефтяного бума в Баку, когда большинство населения Апшеронского полуострова было одержимо мыслью найти нефть. Чуть ли не каждый житель в апшеронских сёлах в поисках нефти рыл у себя во дворе колодец, и надо сказать, что некоторым, но очень немногим судьба улыбалась, и из их колодцев фонтанировала нефть, а сами они, превратившись в нефтевладельцев, становились миллионерами.

Справедливости ради следует отметить, что некоторые из нефтяных миллионеров заботились не только о своих доходах, но наряду с этим оказали неоценимую услугу своему народу и стране, построив на свои средства заводы, фабрики, театры и много других объектов.

Одним из ярких представителей нефтепромышленников Баку был Шамси Асадуллаев, разбогатевший за счёт сураханской нефти.

Ш. Асадуллаев родился в 1840 г. в апшеронском селении Амираджан в бедной семье, как и большинство бакинских миллионеров.

Вместе с отцом и братьями он подряжался на работу по уборке пшеницы и ячменя в соседнем селении Сураханы, затем собранный урожай они перевозили с поля на мельницу, либо отправляли вместе с другим грузом из Баку в Тифлис для реализации. В начале XIX в. с развитием нефтяной промышленности земли, на которых работали Асадуллаевы, были приобретены по низкой цене нефтепромышленниками Кокоревым и Губониным, занимавшимися нефтедобычей и производством керосина на заводе, расположенном, как уже говорилось, рядом с храмом «Атешгях».

Э. Нобель среди рабочих бакинских заводов

Э. Нобель среди рабочих бакинских заводов

Лишённые земель, а значит, и средств существования жители Сураханы и Амираджана, в том числе и Ш. Асадуллаев, были вынуждены работать на нефтяных промыслах. За короткий период работы Ш. Асадуллаев стремительно продвигается по служебной лестнице и уже в 1860 г. назначается приказчиком. Через некоторое время он начинает заниматься нефтяным подрядом, а через 15 лет открывает вместе с компаньонами свою нефтяную компанию и строит керосиновый завод.

По части экспорта нефтепродуктов Ш. Асадуллаева особо занимал вопрос вывоза добываемой нефти на рынки России и, изыскивая наиболее приемлемые и рентабельные пути, он остановил свой выбор на морском.

Так, он стал первым из нефтепромышленников Баку, начавшим в 1891г. экспортирование нефти в Россию морским путём на паровых судах.

Заслуживает внимания интересный факт из многогранной деятельности Ш. Асадуллаева. В 1895 г. он приобрёл новый участок земли, на которой начали бурить скважину, и из неё забил крупный фонтан, продолжавшийся 56 дней, в течении которых ежедневно давал 1 млн. 600 тыс. пудов нефти. Это был самый известный и запомнившийся фонтан в нефтяной истории Баку.

Следует отметить, что Ш.Асадуллаев пользовался не меньшим авторитетом, и поэтому его имя всегда произносилось наравне с именем братьев Нобелей.

В то же время, учитывая, что в условиях конкурентной борьбы преуспевают наиболее умные и предприимчивые, Ш.Асадуллаев не упускал случая создать конкуренцию братьям Нобеля м, благодаря чему в народе его прозвали «грозой Нобелей».

И действительно, где бы братья Нобели ни открывали свои отделения и конторы-в России, Туркестане, Иране и даже в Финляндии, — рядом с ними незамедлительно появлялась контора Ш.Асадуллаева, и продавал нефть по значительно низкой цене, тем сбивая конкуренцию и переманивая к себе клиентов компании Нобелей.

kolon-n